История ткачества

Практически всё, что на нас надето, соткано из нитей. Хлопковых, шерстяных, льняных или искусственных. А превращаются нити в полотно с помощью ткацкого станка. И понятно, что без этого замечательного устройства мы выглядели бы как-то совсем иначе. Воздадим должное механизму, во многом соткавшему нашу историю…

Появление ткацких станков

Ткацкие станки появились ещё в глубокой древности. Среди многих народов среди многих народов Европы, Азии и Америки. Первый ткацкий станок был вертикальным. Это была простая рама, на которую натянуты нити основы. Нижние концы этих нитей свободно свисали почти до земли. Чтобы они не спутывались, их натягивали подвесами. Ткач держал в руках большой челнок с нитью и переплетал основу. Такой способ буквально повторял технику плетения и требовал очень много времени. Затем древние мастера заметили, что этот процесс можно упростить. Если бы можно было одновременно поднимать все чётные или нечётные нити основы, мастер мог бы сразу протянуть челнок через всю основу. Так было придумано примитивное устройство разделения нитей – ремез. Поначалу ремезом служил простой деревянный стержень, к которому через один прикреплялись нижние концы нитей основы. Потянув на себя ремез, мастер сразу отделял все чётные нити от нечётных, а затем одним броском перекидывал челнок через всю основу. Правда при обратном движении приходилось вновь проходить все чётные нити поодиночке. При этом нельзя было просто вести второй ремез, потому что первый становился бы у него на пути. Тогда к грузикам на нижних концах нитей стали привязывать шнурки. Вторые концы шнурков крепились к дощечкам-ремезам, к одному чётные, к другому нечётные. Теперь ремезы не мешали взаимной работе. Потянув то за один, то за другой ремез, мастер последовательно отделял то чётные, то нечётные нити. Работа ускорилась в десятки раз. Изготовление тканей перестало быть плетением и стало собственно ткачеством.

Теперь, с помощью шнурков, можно было использовать не два, а более ремезов. В результате появилась возможность получать не однотонную, а орнаментированную ткань. Первые свидетельств о появлении станков с грузами относятся к району Анатолии и Сирии. Там были найдены грузы, датируемые 7-6 тысячелетием до нашей эры. Самые ранние изображения станка и работающих ткачей встречаются на стенах гробницы Хемотепа в Египте. Возраст этих рисунков около 4000 лет.

Народы Южной Америки использовали станок с грузами около тысячного года до нашей эры. Такой станок был известен и в античной Элладе. Его часто изображали на греческих вазах 6-5 веков до нашей эры.

В последующие века в ткацкий станок вносились различные усовершенствования. Например, движением ремезов стали управлять ногами с помощью педалей, оставляя руки ткача свободными. Однако принципиальная техника ткачества не менялась вплоть до 18-го века.

Происхождение простейшего горизонтального станка теряется в глубине веков. В 11 веке в Китае появилась усовершенствованная конструкция, дошедший до нас с небольшими изменениями. Нити основы на таком станке были натянуты горизонтально, отсюда и происходит его название. На вертикальном станке ширина полотна не превышала полуметра, и для того, чтобы получить более широкие полосы ткани, их приходилось сшивать.

В свою очередь горизонтальный станок не только увеличил скорость изготовления ткани, но и позволил неограниченно увеличивать ширину получаемого полотна. Уже в 12 веке сложный ткацкий станок через Дамаск попал в Италию и там подвергся дальнейшему совершенствованию. Например, с помощью подвесной гребёнки стали выравнивать нити.

Механический ткацкий станок

Механический ткацкий станок

В 1272 году в Болонье был изобретён способ механического скручивания нитей, который в последующие триста лет местные ткачи хранили в строжайшем секрете. А вот задача изобретения механического ткацкого станка казалась неразрешимой вплоть до 18-го века. Даже Леонардо Да Винчи не смог изобрести механический ткацкий станок. Лишь в 1733 году молодой английский механик Джон Кей сделал первый механический челнок для ткацкого станка. В России такой челнок прозвали самолётом, потому что изобретение исключило необходимость вручную пробрасывать челнок и позволило вырабатывать широкие ткани на машине, обслуживаемой одним ткачом.

В то время изобретение Кея не вызвало поддержки ни у английских промышленников, ни у ткачей, а Лондонское Общество Искусств и Промышленности вообще заявило, что не знает ни одного человека, который понимал бы, как использовать эти челноки.

Дело Кея продолжил выпускник Оксфорда, англиканский церковный служитель и поэт Эдмунд Картрайт. В 1785 он получил патент на механический ткацкий станок с ножным приводом и построил в Йоркшире прядильно-ткацкую фабрику на двадцать таких устройств. Уже к тридцатым годам 19 века в картрайтовский станок была добавлена масса технических новшеств. Подобных машин на фабриках становилось всё больше, а обслуживало их всё меньшее число работников. В России первые механический ткацкие станки появились уже в конце 18-го века. В 1798 году была создана в Петербурге Александровская мануфактура – первая текстильная фабрика в России.

Наиболее трудоёмкими при работе на механических станках были смена и зарядка челнока. Кроме того, ткач должен был постоянно следить за обрывом основной нити и останавливать машину для устранения недостатков. Лишь после того, как в 1890 году Джеймс Нортроп придумал способ автоматизированной зарядки челнока, фабричное ткачество совершило настоящий прорыв. Уже в 1894 году фирма Нортропа разработала и вывела на рынок первый автоматический ткацкий станок. Следом появился и серьёзный конкурент станку-автомату – ткацкая машина вообще без челнока, которая многократно увеличивала возможность обслуживания одним человеком нескольких устройств.

Появлением механического ткацкого станка наступила новая эпоха. Если средневековье было временем ремесленника-одиночки, то теперь ткачество стало первой в истории сферой массового производства. Ткацкие мастерские стали разрастаться в фабрики. Бурное развитие хлопчатобумажной промышленности вызвало стремительный приток людей в ткачество. Этому ремеслу учили в тюрьмах, домах для бедных, сиротских приютах.

Всё это породило те социальные перемены в европейском обществе, которые так детально описали классики марксизма – отчуждение работника от своего труда, потогонную систему, стачки, локауты и другие приёмы классовой борьбы. И действительно, мы видим, что ещё задолго до исторического материализма ткачи шли в авангарде борьбы трудящихся за свои права. Тут тебе и забастовка ткачей во Фландрии в 1245 году, и ткацкий мятеж в Фламандском городе Ипри в 1280 году, и лудицкие погромы ткацких машин 18 века. Затем пошли элеонские восстания тридцатых годов 19 века, и первые революционные советы в Иванове 1905. Всё это было делом рук ткачей. Так что если хотите, ткацкий станок – это главный двигатель классовой борьбы, если таковая действительно существовала.

Добавить комментарий